Skip to main content

Последнее о Кубке мира

Колонка: Урок манер и поведения для Знарка

Брутальное поведение главного тренера сборной России не идет на пользу ни российскому хоккею, ни ему самому

Автор Павел Стрижевский / обозреватель NHL.com/ru

ТОРОНТО - "Мы так решили."

Пытаясь вспомнить, какая из короткого списка односложных рубленых фраз, произнесенных на этом Кубке мира главным тренером сборной России Олегом Знарком, стала квинтэссенцией нашего общения с ним, ничего более характерного я вспомнить не смог.

За полторы недели, проведенные российской командой в Торонто, этот набор слов прозвучал из его уст минимум раз десять. И мог служить ответом на любой вопрос, касавшийся решений тренерского штаба: про нежелание воссоединить чикагскую связку Панарина с Анисимовым, про отправку того или иного игрока в запас, про игровое время лидеров и так далее.

Коллеги, приехавшие освещать Кубок мира из России, на стилистику и риторику главного тренера особого внимания не обращали. Привыкли. Более того, даже радовались тому, что в Торонто Знарок, по мнению многих из них, старался быть сдержанным и вел себя более корректно по сравнению с тем, к чему давно приучил в КХЛ. Все это, увы, не делало менее тягостным впечатление, которое он производил на всех остальных.

Редкий ответ Знарка состоял из фразы длиннее пяти-семи слов, независимо от того, на каком языке задавался вопрос. Англоязычные журналисты, выслушивавшие зачастую исковерканный перевод, первые пару дней недоуменно переглядывались. "Как? Это - все, что он хочет сказать?! " А потом привыкли и, поняв всю бесплодность попыток услышать от тренера сборной России хоть что-нибудь содержательное, в большинстве своем перестали слушать его пресс-конференции.

После полуфинального поражения от Канады Знарка попросили назвать причины столь успешной игры звена Сидни Кросби, набравшего семь очков и предрешившего судьбу матча. "Потому что они хорошие мастера", - ответил Знарок и неожиданно сам засмеялся своей шутке. Ну а как насчет Джонатана Тэйвза и пары защитников Уэбер - Власик, полностью выключивших из игры Александра Овечкина? "Если мы сегодня проиграли - значит, хорошо справились" - был ответ. Спросили и о том, не считает ли он нынешнюю сборную Канады, не проигрывающую в турнирах сильнейших более шести с половиной лет, непобедимой. "Да нет, конечно. Что значит непобедимой, б..? Придет время. Наше." - прозвучала реплика с подиума на аудиторию в пару сотен человек и десяток телекамер. Крылатое русское междометие переводчица, смилостивившись, ретранслировать на английский не стала. Когда же после одного из матчей группового этапа мой давний московский друг и коллега Игорь Рабинер из "Спорт-Экспресса" - пожалуй, самый известный из всех русскоязычных журналистов, пишущих о спорте в сегодняшней России, - задал вопрос, состоявший из нескольких составных частей, Знарок с удивлением посмотрел на него и выдал на весь зал: "Во наговорил-то, блин!" После чего, правда, частично ответил на вопрос. Видимо, из уважения.

Video: Интервью после матча с Олегом Знарком

На фоне российского наставника перед нами на этом турнире каждый день, а иногда и по нескольку раз в день нескончаемой шеренгой прошли тренеры остальных сборных. Очень разных. Но - одинаково хорошо воспитанных и умеющих преподнести себя публике. Чехи, приехавшие сюда с не говорящим по-английски Йозефом Яндачем, решили проблему просто: вместо главного тренера к англоязычной прессе на подиум выходил его помощник Винни Проспал - прекрасно известный в Северной Америке и великолепно владеющий языком ветеран НХЛ. Сам же Яндач общался только с соотечественниками. Наставник финнов Лаури Мярьямяки знает английский на троечку, да и впечатления Цицерона не произвел, но тем не менее на все вопросы старался отвечать вдумчиво и развернуто. Что же касается Тодда Маклеллана, Ральфа Крюгера, Рикарда Гренборга и Майка Бэбкока - эти люди вообще словно из другой галактики. Для них, как и для провалившего турнир наставника американцев Джона Тортореллы, общение с журналистами - такая же часть работы, как тренировки или непосредственное управление командой во время матчей. Это обратная связь, заставляющая на ходу глубоко вдумываться в суть вопросов, анализировать, переосмыслять и расти вместе со слушателями. Типичным ответом на любой вопрос для каждого из них становился красочный монолог длиною до двух-трех минут, который хочется, не меняя ни слова, цитировать целиком.

Не собираюсь проводить непосредственные параллели между манерами Знарка с игрой сборной России, потому что сама российская команда как раз выступила на этом турнире не хуже, чем от нее ожидали. Выход из очень непростой группы и достаточно респектабельное (во всяком случае, по счету) поражение от несокрушимой Канады в полуфинале - не тот итог, от которого при сегодняшнем реальном раскладе сил стоило бы рвать волосы. С момента первоначального сбора в нынешнем составе россияне провели против сильнейших команд мира семь матчей, включая выставочные. Общий баланс - три победы в основное время, два таких же поражения, а также по одному проигрышу по буллитам и в овертайме. Общая разница шайб - 19:18. Думаю, большинство согласится, что выглядели россияне куда интереснее сборных Финляндии и особенно оскандалившейся команды США, от которой на этом Кубке мира вообще ждали выхода в финал.

Проблема, на которой я пытаюсь заострить внимание, скорее в том, какой имидж хоккейная Россия проецирует на весь мир, выводя на глобальную сцену такого наставника национальной команды. Возможно, Знарок во всех его проявлениях - это и правда то, что нужно стране. Если запрос российского общества таков, что главное публичное лицо сборной должно быть перманентно угрюмым, надменным, раздраженным и брутальным, то Олег Валерьевич - действительно идеальная фигура. Судя по тому, что Знарок работает в российском хоккее не первый год и, показывая стабильно высокие результаты в клубном хоккее, прекрасно встроен в систему похожих на него людей, на данном этапе он этих людей в своей роли полностью устраивает.  

Самую резонансную критику на Знарка обрушил знаменитый Дон Черри, заявивший, что у российского состава попросту нет достаточной глубины, чтобы играть в четыре звена, в которых Овечкин и Телегин получают примерно одинаковое игровое время, и что по этой причине он считает российский коучинг "паршивым".

Video: Олег Знарок о матче

Услышав просьбу прокомментировать слова одиозного канадского мэтра, Знарок выдал свою, пожалуй, самую яркую реплику за весь сентябрь: "Нас учили с детства относиться к старости снисходительно. Я ж не знаю, каким я буду старым, б.. . Может, меня вообще замкнет, б.. ."

У России и правда не настолько все хорошо с тренерскими кадрами, чтобы пренебрегать специалистом, выигравшим чемпионат мира и два Кубка Гагарина за шесть лет только лишь потому, что тот не способен нести себя массам с изысканностью Ральфа Крюгера или благородством Тодда Маклеллана. Тем не менее, обозначенная здесь проблема - абсолютно реальна и остро нуждается в решении. Ее и решить-то совсем несложно - было бы желание. Разве сложно было пойти чешской дорогой и включить в тренерский штаб авторитетного и относительно недавно закончившего карьеру энхаэловца, - условно, Сергея Зубова или Сергея Гончара, - одной из обязанностей которого на этом турнире было бы в ежедневном режиме выходить к англоязычным журналистам? На эту роль вполне сгодился бы и нынешний помощник Знарка Харийс Витолиньш, - куда более корректный и словоохотливый, чем его начальник, но ему, к сожалению, не хватает двух аспектов: узнаваемости и хорошего английского.

Не мне судить, является ли великое мастерство ораторского искусства обязательным требованием к главному тренеру сборной страны. Но очевидно одно: мир стремительными шагами уходит вперед, не дожидаясь упрямцев, обиженных и опоздавших. В медицине, в экономике, в технологиях, в естественных науках… да вообще во всех сферах. Включая хоккей. И с каждым годом усиливается ощущение, что специалисты, не владеющие иностранными языками, не общающиеся со светлейшими умами планеты в своей сфере, не входящие, если угодно, в "мировую экспертную тусовку" и уверенные, что учиться и расти вместе с остальным миром им необязательно, поскольку они держат в руках клюшку с пяти лет, остаются стоять на перроне, пока уходящий поезд набирает скорость.

Расширить